X   Сообщение сайта
(Сообщение закроется через 2 секунды)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )  

Рейтинг 0
> Навигация сайта

Прямой эфир






Рассказать друзьям:
Поделиться Вконтакте
Поделиться в Твитере
Поделиться в Mail.ru


Одна из встреч 2

Середина мая!..
В воздухе повисла атмосфера легкого возбуждения и похоти. Женщины скинули с себя теплые одежды, перейдя на короткие юбки и лёгонькие блузы, через которые нередко угадываются контуры нижнего белья. А у некоторых, без тени смущения, сквозь одежду торчат и соски, и виднеется грудь.

И мне, даже не знаю, чего хочется больше? Слиться в безудержном сексе с какой-нибудь сисястой красоткой, или…
Оказаться на ее месте в логическом финале после прогулки по улицам в такой же вот, как у той красотки, тесной юбке…
Или в полуприлегающем до талии, но с "разлётной" юбкой, платье, как вон у той другой...
Кстати, тоже – вполне себе симпотная такая!..

Подобная, именно облегающая, слегка провоцирующая одежда и есть мой интерес, особенно в последнее время.

Как вы поняли, мне очень многое нравится из женской моды, причём на столько, что я даже ношу некоторые женские вещи. И это, если не упоминать о белье, которое я ношу уже достаточно давно, - как-то решив, что оно намного приятнее телу, я ношу только женские трусики и панталоны. Вместо кальсон и "подштаников" у меня колготы, гамаши, леггинсы и рейтузы. А ещё я ношу топы и женские фуфаечки (по сути это те же футболки, только на женский лад), обожаю обтягивающие грации и, похожие на купальники или комбинацию майки и трусиков, боди и комбидрессы. Последние могут иметь как короткие, так и длинные рукава. Без воротничка-стоечки, - что мне так же очень нравится, особенно, если этот воротничок состоит из одних лишь кружев, но, к сожалению, с ним не больно-то и покрасуешься, не так поймут, - они воспринимаются окружающими как нечто из дорогого нательного белья.
Характерная особенность боди, отличающая его от леотарда, - это то, что в паховой части оно застёгивается на кнопки или крючки. Что тоже достаточно удобно.
А ещё я ношу угги, светлые кроссы, мокасины, шапочки с вязанным орнаментом, варежки, неброские женские курточки. Джинсы у меня всегда "в облипку". В чести – водолазки. Всё это, - ну, такой стиль в одежде, возникший, кстати, в качестве модного тренда в шестидесятые годы в Европе, - называется "унисекс".
Правда, я на этом не остановился и…

У меня же фигурка худощавая, очень миловидное личико, да и рост не ахти какой большой, - метр шестьдесят "с кепочкой". Голос абсолютно нейтральный, - средний между мужским и женским, в полушепоте даже не определишь. Было несколько приколов по этой теме…

У меня всегда очень классный парфюм, длинные русые волосы, которые я иногда осветляю. Уши проколоты в нескольких местах каждое. На теле волос практически нет от природы. И если я подведу глаза, то… меня вообще не отличить от девушки.

В общем, теперь я считаю себя трансвеститом двойной роли.
Так уж случилось, что мне это, - переодеваться, заигрываться, представлять, в конце концов - быть женщиной, просто стало нравиться, и я уже не могу без этого. В образе я чувствую себя очень комфортно и дома предпочитаю сразу переодеваться во всё женское. У меня даже походка стала, - ну, такая, плавная, неторопливая, чуть ли не от бедра, с покачиванием, с едва заметным подвиливанием пятой точки.
Теперь это многие примечают, особенно женщины, что является неким предметом их пересудов и "настороженного" отношения ко мне, а вот мужчин это забавляет, отвешивают сальные шуточки в мой адрес. А некоторых, правда их немного, подвигает и на неадекватные действия, такие как желание толкнуть, ущипнуть, шлепнуть. Ну, придурки, что с них взять!

Впрочем…
В своём стремлении походить на женщин, я уже зашёл так далеко, что стал сходен с ними не только внешне, но и в проявлении желаний. И если бы не этот мой страх быть публично опозоренным, то я бы уже давно перешёл на фул-тайм!

Сами понимаете, тут много сдерживающих факторов. В нашей стране не больно-то и разгуляешься…
Дай только повод и тебя вмиг принизят, оскорбят, унизят, могут и избить, и покалечить, а потому – я не афиширую эти свои желания и запросы, предпочитая решать их не по совсем явным каналам.

Да и потом…
Где его тут себе такого найдёшь, - чтоб был надежный, чтоб на него можно было бы положиться, стопроцентно довериться? Ищешь же себе не абы какого, а чтобы рослый был, с хорошим, толстым членом. Ну и что был уравновешенный, без комплексов, открытый к любым сексуальным фантазиям.

Порой, прям, руки опускаются, и все эти поиски кажутся полной утопией. Либо одно, либо другое, либо вообще ничего…
Но трахаться хочется! И деваться некуда…
Приходится сосать, порой, чересчур кривые члены, а порой даже и сильно пропахшие. Вы же знаете, как пахнут немытые "болты"? А если ещё и не бритые! Эти волосы постоянно остаются во рту! Я же специально уточняю, бритый он или нет. Но чаще – нет! Когда говорит, что бритый, - то это оказывается совершенно другое!..
Ну и трахать себя позволяешь не совсем приятным личностям, благо все понимают о необходимости предохраняться. СПИД – он же не дремлет!..
Есть у меня один, - ну, так, более-менее. На связи. И когда совсем уже отчаиваюсь, мы встречаемся. Трахает хорошо, но член мелковат. Да и сам он - мелкий, чего таить. Я не только о внешности…
А ведь хочется чего-то светлого, открытого… ну и пошлого, немного, а не этих продажных тварей, постоянно ищущих выгоду.
Я тут через колонку бесплатных объявлений где-то в марте дал объявление. Что-то типа: молодой, любящий переодеваться в женское, ищет мужчину для приятного времяпрепровождения.

Откликнулось несколько, со всеми пообщался, но назначить встречу решился только двоим. Попросил прислать фотку…

Один прислал, - фантастический, об ахаешься!.. Конечно же не свою выслал, а некого спортсмена. А я не люблю таких наглых врунов, вот и отослал ему обратно это фото с пожеланием – "arrivederci".

Второй оказался поскромнее, - искренне улыбающийся в камеру, у какого-то авто марки "Жигуль". В низу живота даже ухнуло от фантазий, которые охватывали мой разум. Вот что значит, когда хочется…
Ну, мы и списались ближе, я отправил ему своё фото в образе и без…

Назначили встречу, - вот как раз сегодня. Сегодня же пятница! А это значит, что впереди аж целых два выходных дня! И если даже сегодня ничего не получится, что зачастую и происходит, то я всё равно… отправлю всё на хрен и буду стонать от наслаждения, как женщина, всовывая в себя любимые игрушки!
А вот если он всё же появится "на горизонте"…

Да по хер, какой у него хуй!.. Если он хоть на каплю похож на того, что на фотке, то я за себя не ручаюсь...

Не смотря на страх, мне порой очень хочется побыть немного взбалмошной, капризной, подурачиться немного, к примеру лизнуть его не с того не с сего. Также хочется до умопомрачения делать минет милому и чтобы он… ну, ладно, пусть не каждый день, но достаточно часто напоминал моей попочке размер своего члена, не спрашивая, хочу я или нет.
Может я устала и сказала ему об этом, а он чтобы учел это и сделал все так, чтобы мне пришлось меньше двигаться, ну а он чтобы всё равно удовлетворил свою похоть.
В конце-то концов, он же доминант! Да мне и самой хочется, чтобы мой милый доминировал надо мной. В привычном понимании гетеро-сексуальных отношений, моя роль и участь чисто бабская, - сделать так, чтоб ему захотелось меня уложить, разложить и удовлетвориться. Ну и за одно, чтобы и мне при этом было приятно и комфортно, - ласку и внимание же все любят.

Ну а пока, вот, сразу после работы, пришёл, проклизмовался, принял душ, - так, на всякий случай, что б потом не было "мучительно стыдно".
Собираю образ. Да и оппонент просил об этом в своём письме…

Я иногда тешу себя такими вот короткими прогулками тихими вечерами по тротуарам ближайшего парка. Выхожу на сквер. Езжу на "точку". Куда ноги выведут…
Иногда удается не хило провести аж целый вечер у кого-нибудь на "хате". На крайняк, можно просто отсосать где-нибудь за кустами или в чьей-нибудь машине. Как получится, как повезёт…

А тут вот недавно повезло, обрадовался очень, - нашёл и купил классную, облегающую юбку. Давно такую искал…
Так же подкупил боди, туфли, чулки, бижутерию.
Придя домой, первым делом всё примерил на себя, - как же всё будет выглядеть-то на мне?.. Всё таки примерочная в магазине, есть примерочная, - там всё в спешке, как бы не застукали, а дома…
Тут всё спокойно, - можно рассмотреть и с одной стороны, и с другой, можно пройтись.

Юбка, конечно, вещь! Так приятно облегла, "обняла" бёдра. А тут ещё блуза, чулочки, туфли на каблучках – всё как мне нравится, всё по фен шую!
Сам этот вид стройной дамы, очертания, обводы, её запах, - это же так волнует, так возбуждает. За тканью блузы угадывается очертание тонкого, белоснежного лифчика. В чашечки ничего подкладывать не стала, - ну и пусть, что "плоско", зато так маняще торчат возбужденные сосочки. Они так и влекут к себе взгляд!..

Решила выйти засветло, - ну, чтоб "войти в тонус", свыкнутся, привыкнуть ко второй своей роли, к себе иной.

***
Пришла. Прогулялась туда, обратно. Никого.
Ну что, и этот тоже "пустышка"? Обманул?

Вдруг отдаленный рокот приближающейся машины заставили сердце замереть. Почувствовав вмиг зашкаливший предельно допустимый уровень адреналина в крови, я…

Я застыла, напряженно прислушиваясь к проезжающей мимо машине.
- Черт! - призвав на помощь нечистую силу, выдохнула я.
Звуки движка вместе с шорохом шин затихли где-то за поворотом…

Решительно отогнав от себя подступившие было сомнения, я снова отправилась по дорожке.

Неслышимое дуновение ветра, колебание листьев на склоненных ветках и… неким шестым чувством я почувствовала, что в этой сумеречной идиллии я не одна. На дорожке появился… мужчина.

- Э-ээ… Это ты?..
- Кто?.. Я?.. – Я испуганно прижала к груди свою сумочку. - Простите! А…
- Хорошо выглядишь!
Строгий голос прошелся по нервам, заставляя каждый нейрон вибрировать и откликаться на опасность.
- Спасибо! – немного с сипотцой ответила я.
- Да, пожалуйста. Молодец, что пришёл… Ну, или как там тебя?.. Судя по тому, как выглядишь. Нам будет чем заняться. Ты не по желаешь.
И тут я просто пожала плечами. Что тут скажешь?.. И о чём я должна жалеть?
- Герман, - представился мужчина.
- Гер-ма-а-ан? - удивленно повторила я, как бы пробуя на вкус. - А-а-а… меня Валей… некоторые… кличут. А вообще, зовут Валентином.
- Валей? – удивился Герман. – На самом деле, как-то не по пацански.
- Ну, почему же, - пожала я плечами. – Когда-то вполне себе распространённое имя было. Как, в прочем, и ваше. Это теперь кое-что уже стерлось из памяти, а что-то стало трактоваться как-то иначе. Например – цвета. Кто-то вдруг объявил, что голубой это гейский цвет, а розовый – бабский. И все как-то сразу со всем этим согласились, будто ждали именно такого утверждения… - почему-то я начала именно с этой темы.

И вот мы уже идём по дорожке парка и разговариваем, о многом. Со стороны – обычная парочка. В свете одиноких фонарей, - они толи на очередном свидании, толи уже живут вместе, и тут просто коротают своё время перед обоюдным сном в одной постели.
Сначала мы шли, как бы, "сами по себе", потом взялись за руки.
С его стороны "посыпались" комплименты. Затем, как-то "незаметно", его рука чисто "по-дружески" стала задерживаться на моём бедре…

Ловя себя на мысли, что это всего лишь игра, - я не стала от него шарахаться, а на оборот, даже сама зацепилась и "повисла" на его локте, начала кокетничать. И при этом, как бы - всё нормально!..
Потом он слегка отстал…

И я посчитала, что, наверное, пора уже и честь знать?!. Уже достаточно стемнело вокруг, да и он, наверное, уже устал тут со мной. Раз больше ничего не хочет…
Хватит для первого раза, остальное до фантазирую у себя дома…

- Уже уходишь? - неожиданно мягкий голос проворковал за моей спиной у самого уха, и…

Крепкие руки обвились вокруг моей талии.
Адреналин желания ударяет в голову, - одна из его ладоней проскальзывает по выпуклости моей задницу в облегающей юбке. Видимо именно её вид и пробудил в нём сей азарт.

Я слегка откидываюсь на него. Сглатываю ком в горле.
В душе защемило. Предчувствие "недоброго" тревожным сигналом забилось в мозгу, отдаваясь острой реакцией в ягодицах.
Жестко зафиксированная в бёдрах, я медленно обернулась лишь верхней частью туловища.

- Да, мне пора.

Жопой чувствуя подозрительное, настойчивое давление в тылах, я ещё чуть-чуть изогнулась, пытаясь заглянуть себе за спину. Но сотворить сей замысловатый трюк не получилось, - уж слишком плотно он ко мне прижался. А потому пришлось воспользоваться проверенным разведчиком, своей рукой, нащупав там, с тылу изготовившийся к штурму таран.

- Твою дивизию! – невольно вырвалось с моих уст.
Я вытаращила глаза, прекрасно понимая, чем это грозит.
Меня пробила нервная дрожь. Он там, вообще-то, ну, такой, - хоршенький!
- Что?.. По-моему, вполне предсказуемая реакция. Ты этого не находишь? – лаконично прозвучало с его стороны. И вторая его ладонь накрыла мне грудку.
У меня задрожали коленки как у школьницы!..

Последовало предложение продолжить наше знакомство с уединением в его гараже, - мол, давно хотел провести вечер с такой вот, прочувствовать…
И я, в принципе, понимая, куда и зачем иду, а в закоулках подсознания даже надеясь на подобное развитие событий, дала ему своё согласие.
Кого обманывать? Зачем юлить?..

***
Раньше как-то не задумывалась, да и не нужно мне это было, но…
Однажды познав в себе мужчину, я не могу уже и без этого. Меня буквально тянет на член…

Мне всегда нравилось ощущать себя бабой. Раньше одевался как девочка, теперь вот как женщина. Стараюсь находиться в таком виде как можно дольше. Иногда, вот, выхожу в таком виде на улицу.
Очень нравятся чулочки на поясе, лифчики, боди, грации, каблуки…
Нравится ощущать себя женщиной в руках мужчины!..
Нет, конечно! Были и авто упрёки в свой адрес, и само терзания. Меня стыдили и мои близкие. Но!..

Это как и с переодеванием, - желание воссоздать в себе именно своё видение прекрасного, стремление воплотить некие грёзы иного мира, где я обаятельнее, привлекательнее и красивее. Да и, в конце концов, просто, - стать немного желаннее. Той, которую так хотят, добиваются, любят.
С этим уже ничего ни сделать и уже ни как не истребить.

Через некоторое время таких манипуляций с сознанием, начинаешь понимать и вести себя как-то иначе!.. У меня, например, вот как сейчас, от чужих прикосновений набухают соски…
Легкая тяжесть в низу живота, - это и раньше было! А вот…
Недавно появилось: я теперь чувствую свою натренированную различными предметами дырочку, как она сжимается, свербит, "просит"...
Мне, как и любой бабе, стали приятны посторонние знаки внимания и ласки. Я научилась сама ласкать и ласкаться…

И если я, будучи в образе, увижу, что мужчина хочет со мной, то я сама с готовностью начинаю флиртовать, начинаю выставлять напоказ свои самые "красивые", подчас вполне себе интимные места. В эти моменты я по-настоящему превращаюсь в бабу. А порой и вполне себе, - в самую настоящую "мокрощёлку"!.. Ненасытную шлюха! Становлюсь неприлично манерной.
Ну и, соответственно, мужчины начинают подобающе обращаться со мной. Благо, что я стала мягче и глаже не только в физическом плане, но и в моральном.

Это возбуждает! В такие моменты я готова на многое. Все мои мысли и желания сводятся к тому, чтобы встать на колени и отсосать, оттопырить попку и раздвинуть свои булочки для легкого доступа к моей пульсирующей, жаждущей "звездочке"…

О, как же приятно прикасаться к чужому члену… плавно, нежно обхватывать пальчиками горячий, пульсирующий ствол… расслабленным язычком пройтись от самых яичек по всему стволу до головки и, сразу же, своими припухшими, мягкими губками накрыть головку, заглотить член целиком, ощутить, как раскаленная головка проникает прямо к глотке...

Мужская смазка, - она же не имеет ярко выраженного вкуса. Ну, немного горьковата. Просто, когда парень немного потный, вкус пениса похож на сыр с грибами. Не то, чтобы прям очень противно, просто легкий привкус…
Вкус выделений женской вагины при кунилингусе, конечно, немного слаще, как и пот, но…

На наше восприятие вкуса также оказывает влияние и другие факторы. Например, - наши ожидания и представления о том, каково на вкус то, что мы сейчас положим в рот, текстура, форма, цвет, запах, - все же важно!..
Одни и те же продукты в виде цельного фрукта и в виде кашицы на слепом тесте получают разные оценки от дегустаторов. Так же и тут, - по разному оцениваются одни и те же вещи, если заранее по-разному их описать или назвать.
Например, из-за кучи разных предрассудков редко можно встретить человека, кто решился бы на то, чтобы сделать минет, считая это чем-то постыдным и… ну, просто – невкусным. А люди, которым нравится таким образом доставлять удовольствие партнеру, наоборот, часто отмечают, что им нравится и сам процесс, и вкус. Дело всё в том, как мы себя настроим, как относимся ко всему этому.
По сути, тут важны гигиена, которой, к сожалению, зачастую пренебрегают большинство людей обоих полов. А так же тут своё влияние оставляет и состояние здоровья, и рацион питания…

От этих факторов зависит вкус и запах практически всех наших выделений. И если мы хотим, чтобы нас-вас удовлетворяли орально, извольте следить, чтоб там без творожка…

И, конечно, это все субъективно.

***
Щелчок выключателя и верхний свет залил помещение ярким светом, заставив на секунду зажмуриться. Мы – в его гараже.
Теперь, в ярком свете просторного помещения, где стоит не только его машина, но и диван, я имею возможность разглядеть мужчину в мельчайших подробностях.

Высокий. Широкий. Настоящий мужик!.. Моя мечта!.. Именно таких я и люблю.
Холщовые штаны, рубашка на выпуск, выделяющая его грудные мышцы и не скрывающая его небольшой животик.

И вот Герман подступил ко мне. Задрал мне голову.
- Хороша, чертовка! Бесенята в глазах, щеки раскраснелись… С чего бы вдруг, правда? Ты же понимаешь, что тебя ждет?
- И что с того? - я с вызовом посмотрела ему в глаза.
- Ничего, - на лице Германа появилась улыбка. - Просто… женское тебе подходит… по сути. По твоей сущности. Ты сейчас… прям вся такая… такая… что…
Он полез ладонью мне под подол. И я инстинктивно сжала свои бедра.
- Что? Ломаться будешь?
Его дыхание опалило мне кожу щёки. Его пальцы коснулись застежки пажа. Я переступила.
- Это правильно! Я люблю чулочки.
Продолжая оглаживать, он посмотрел вниз.
- И бельё… Мне нравится!.. Особенно… если оно на стройном теле… Розовенькое… И всё-таки, оно розовое. Да? Подчёркивающее…
- Мне больно…
- Терпи… Сучка! - Герман резко развернул меня к себе спиной, обрывая мои дерганья. – Надо было с пиздой родиться, а не с яйцами.
Я сглотнула внезапно возникший ком в горле. Уперлась руками в стену.
- Что?.. Опухли… Ломит!.. А был бы с пиздой... Уже была бы мокренькой… Склизкой…
Он лизнул мне ухо.
- А так ты всего лишь пидарок! Хоть и шифруешься под бабу. Вон, волосы отрастил!.. Задок нагулял!..

Мой взгляд как-то невольно скользнул по прижатым к стене тонким пальцам. На одной руке, левой, два кольца: змейка на мизинце, оно серебряное, и на безымянном - бутафорное, с камушком фианита. На правом безымянном - почти такое же, но с бирюзой.

Я закусила губу, чувствуя, как на мне снова задрался подол, его пальцы обозначили ложбинку между ягодиц, - эта моя доступно-открытая поза явно вызывает в нем совершенно однозначные желания.
Меня окатило жаром от одной мысли, что тонкая ткань трусиков сейчас на мне, – это такая сомнительная преграда, защищающая меня от поругания чести…

Я попыталась оглянутся через плечо, и… была изумлена, - зажмурив глаза, он вдыхал!.. Он вдыхал мой запах!.. И в этот момент он показался мне таким весь опасным, сильным. Словно некий зверь, обнюхивающий свою самку.

- Ну?.. Чего смотришь?
Пальцы больно сжали мне плечо, неприятно прижимая к стенке.
- В стену упёрся!!! - тут же последовал хлёсткий приказ.
"Тут же грязно, дурак!" –проносится возмущенное в моей голове и я…
Переместившись к стеллажу, полностью сосредотачиваюсь на слух, подрагивая под напором сильных рук.

- Что тут у тебя?.. О-оо!.. Какая попка…
Забравшись за резинку трусиков, он пальцем провел по коже в прорехе, - я невольно вильнула бедром.
- Что?.. Так не терпится…
Герман похлопал меня по бокам и грязно выругался матом. Потом добавил:
- Ну, ничего!.. Мне тоже хочется. Давно я не месил петушков. А тут - такая аж… краля!..
Он продолжил в наглую щупать, теперь уже проверяя мой жом.

Нарушение личного пространства вкупе с невозможностью увидеть, что происходит за спиной, сильно нервирует меня. И в то же время, бурная фантазия рисует мне некий образ, - я, такая несчастная и… такая красивая, в руках насильника в его гараже…
В душе возникает чувство, отдаленно похожее на страх…

Герман провел пальцами по груди и не смог удержаться от искушения, - слегка ущипнул за напрягшийся сосок через тонкую ткань лифчика!
И когда он только пробрался за ворот блузы?.. У меня в голове возникла следующая мысль, - вот было бы здорово, если бы он сейчас… языком по ним… или, может быть даже, прикусил их… в пылу страсти.

Щеки и уши пылают, как-то подозрительно быстро пересохли губы. То ли вздох, то ли судорожный всхлип срывается с моих губ.

Довольно ухмыльнувшись, Герман вкрадчиво выдохнул в моё зардевшееся ушко:
- А хотел оставить меня с опухшими яйцами… Блять! Тебе бы ещё буфера – цены бы не было.

Я была в таком состоянии…
Этот низкий, приглушенный тембр голоса внезапно сделал мои ноги ватными. Тонкие пальцы цепляются за полки, пытаясь сохранить равновесие…
Нервная дрожь прошлась по телу волной и сосредоточилась в паху. Предатель в трусиках уже давно среагировал, распирая своей головой тонкую ткань трусиков…

- Ну что, блудня? – Герман снова развернул меня к себе лицом. - По моему, тебе уже пора заняться делом.
И тут же рассмеялся, как только нащупал у меня в трусиках ответный стояк.
- Точно, блудня!.. За что я и ценю таких вот… нежненьких. Всё на виду!.. Всё прощупывается. Не обманут…
- А я и не обманываю… никогда! - по моим щекам побежала "краска". - Только не договариваю…
Процитировала я где-то услышанную фразу.
- И это правильно! Не хорошо обманывать… - многозначительно выдал Герман и, не теряя времени, надавил мне на плечи. – Давай! Покажи мне, что ты умеешь… о чём не договариваешь.
И я, опустившись на корточки, полезла к нему в гульфик.
- Ты только это… Поосторожнее там! - дернулся Герман, когда я невольно задела зажатое брюками естество. И мне почему-то показалось, что он, этот Герман, сейчас так же меньше всего хочет, чтобы я поняла, догадалась, как вся эта ситуация его возбуждает. Стиснув зубы, он пытается контролировать реакции своего тела, но это ему не особо удаётся.

Мои губы охватили головку члена, я начала сосать. Он, придерживая меня за затылок, медленно насаживает меня на свой член.
- Какая умница!.. Молодец!.. Вот так… Хорошо!!! – подбадривает Герман.
Головка упирается в нёбо, сбивает дыхание, но я, как одержимая, продолжаю всасываться. И эти стоны Германа - они невероятны, меня это сильно возбуждает. Его руки начали сжимать мою голову…
- А-а-ай!.. Вот, хорошо… Ты прелесть!.. Ты такая прелесть…
Он довольно сопит. И он трахает…
Он реально трахает меня в рот в таком бешеном темпе, что я…
Блин! Да я чуть не подавилась… Я чуть не рыганула!..
Я захожусь в судорожном кашле, и он, дабы я нечаянно не откусила его, вытащил свой член у меня изо рта.

Дождавшись, пока я прокашляюсь, он поднял меня на ноги.
- Ты молодец!.. Ты такая хорошая сейчас!.. Мне понравилось!.. Хорошо сосешь!

Его "дубинка" скользнула по внутренней части бедер и застыла в промежности.

- Встань раком, - попросил он, надрачивая свою "дубину".
- У меня смазки нет, - предупредила я. – Да и презиков тоже…
- По хер!.. – он начал приспускать с меня трусики. - Ебать не буду, просто… дырочку приласкаю.

Он пристроился, начал массировать мне анус своей елдой. От возбуждения я постанываю и пытаюсь насадиться на его хуй. Моя дырочка становится мокрой от его выделений.

Я грязно про себя выругалась, а потом подумала: "Если он так продолжит меня лапать, то я сама его сейчас изнасилую, - серьёзно забеспокоилась я за свою честь и чистоту своих шмоток, чувствуя, как с каждой минутой нарастает давление на анус. – Ну?.. Чего он там? Чего боится? Чистая я! Здоровая!.."
Мужчина сзади ощупывает мне ноги, зад, бока, и как-то чересчур глубоко и шумно дышит, тараня своим жезлом мою остро реагирующую на всякого рода воздействия луночку.

- Вставляй уже, не мучай, - наконец взмолилась я.
- Без гандона ебать не буду, - безапелляционно ответил он и отошёл. - Соси давай,
Я повернулась и опустилась на корточки. Беру в рот и начинаю быстро отсасывать, лаская яйца.
- Ох, ты!.. Профи!.. Спущу сейчас, - прохрипел он, предупреждая

Я увеличиваю темп и получаю щедрую порцию спермы в ротик. Тут же всё и проглотила.

- Жаль, резинки нет, а то засадил бы, - говорит он, подтягивая штаны.
Ну, да, жалко, не думала я, что у нас так скоро всё случится…

Лично я уже давно подтянула трусики, оправилась, теперь вот стою, подбираю волосы на резинку.
- Ну и засадил бы… Что с того? Я чистая…
- Что, готовилась что ли? А если бы я не стал?
- Нашла бы другого!..
- А-аа!.. Ну… Ты можешь!.. Ладно! Не злись…

Он заграбастал меня в свои руки. Видимо мой вид в женском всё же достаточно сильно волнует его.
- Все вы, шлюхи, одним миром мазаные!..
Герман снова глубоко вздохнул, вжавшись носом в мои слегка растрепавшиеся волосы.
- Яблоками пахнешь!.. Как моя… Только вот она в зад – ну ни в какую. Ну и сосешь ты лучше… Слышь! А может мы до дежурки скатаем? И снова сюда…
Я пожала плечами, а про себя подумала: "Не, ну точно извращенец!" И как-то сразу успокоилась, перестала нервничать, комплексовать. Как-то сразу пришло понимание, что этот мужчина, пусть всего лишь на этот вечер, но он точно – мой!

Герман выкатил машину и, пока закрывал гараж, я села на переднее пассажирское сиденье.

А вот и он уже в машине!.. Но прежде чем тронуться, он провел ладонью по моей ляжке в чулке, от колена к паху, немного задирая подол. Я демонстративно отвернулась к окну, декламируя великого поэта: "Я помню чудное мгновение: передо мной явилась ты, как мимолетное виденье, как гений чистой красоты…"
Герман хмыкнул:
- Стихи любишь?
Мы тронулись. Едем.
- Люблю.
- А ещё чего знаешь?
- Ну, например:
"Был я столько раз больно ранен, добираясь до дому ползком,
Но не только злобой протаранен – можно ранить даже лепестком.
Ранил я и сам – совсем невольно нежностью небрежной на ходу,
А кому-то после было больно, словно босиком ходить по льду.
Почему иду я по руинам самых моих близких, дорогих,
Я, так больно и легко ранимый и так просто ранящий других?"
- Занятно! И кто автор?
- Евтушенко.
- Поклонник?
- Нет. Просто, понравился стих.
- И тоже запомнил?
- Запомнил.
- А я вот все ни как. Даже в школе из-за этого проблемы были. Ну, не понимаю я, зачем учить то, чего через час даже и не вспомнить. Зачем эта ненужная трата времени и сил?

Какое-то время мы едем просто молча.
- Я так считаю! – вдруг начал Герман, по-видимому, не завершённую, по его мнению, тему. Видимо, его это чем-то задело. - Если это по твоей натуре, ты и так всё запомнишь. Вот этот стих по твоей натуре? Ты его и запомнил. А мне больше подходить чего из области техники. Вот, например, как устроен карбюратор на этой машине, или коробка передач... С закрытыми глазами переберу, как автомат Калашникова. А вот ты – смог бы так же?
- Я?!. Не-ет!.. – отрицательно замотала я головой.
А про себя подумала: "Так у меня и машины нет. А если б была, так кто знает?.."
- Ну, вот видишь! – удовлетворенно воскликнул Герман. - А ты тут мне со своим… Как его?!.
- Евтушенко.
- Ну!.. Так я его вообще не знаю!
- Ну, да. Его мало кто читает, - с легкостью согласилась я.

Мы снова едем молча.

- Ты вот лучше скажи, откуда такие берутся? – вдруг снова начал разговор Герман.
- Какие? – не поняла я.
- А вот такие! – Герман кивнул в мою сторону. - Как ты?
- Тебе что, мамка не рассказывала? Сам детей не делал? Вроде в годах…
- А ты не дерзи, - одернул меня Герман. – Лучше на вопрос ответь.

И я действительно – задумалась! Ну а действительно – откуда?..
Но не найдя ответа и не желая входить в очередную полемику, просто ответила:
- Я не знаю.

В аптеку с ним я не пошла, иначе девушка, что сейчас дежурит, наверняка догадалась бы, для чего и для кого Герман набирает всё это: анальный лубрикант, свечи, презервативы…
И если я была там с ним, то увидела бы, для чего он взял ещё и маленькую бутылочку с водой, - когда он вышел из аптеки, она была на половину пуста. Тогда я решила, что он просто так сильно захотел пить, а на самом деле, он сам потом мне признался, он прямо в аптеке принял "Виагру". Видимо, не особо надеясь на свои силы, да и чтобы всё продлилось не каких-то там пять минуть, он решил "подстраховаться"…

А вот до магазина я с ним прогулялась. И даже зашла в помещение! Правда, я всё же сторонилась редких покупателей, да и по большей части старалась держаться поодаль и от него, опять же, чтоб в случае чего не скомпрометировать.
Он себе взял баночного пива четыре штуки, мне – баночку энергетика. Ну и, кажется, пачку кириешек…

***
В знакомый мне уже гараж в этот раз я уже просто въехала на его машине. И вот мы сидим, подсвеченные внутри салона приборной панелью, а сам гараж – в полумраке от света габаритных ламп. Я тянусь к его паху, мну его там, расстёгиваю ему зипер, - и что удивительно, у него стоит!
Мужчина шумно вдохнул и… горячие, дерзкие губы впились поцелуем в мои, сминая и покусывая. И почти сразу же проворный язык мужчины начал хозяйничать в моём открывшемся от удивления рту, - сильные руки придерживают меня за подбородок и плечи, не давая увернуться.

Эффект сногсшибательный, - все мысли враз покинули голову. В ушах возник гул бушующей крови, и только широко распахнутые глаза фиксируют, - слегка сморщенный лоб, взъерошенная чёлка, зажмуренные веки партнера. А ещё – чувствуется его щетина.

Когда воздуха почти не осталось, Герман оторвался от моих припухших губ.
Резко дернув головой, я вперила взгляд в наглые, открывшиеся глаза напротив. Да, я понимаю, что слегка переигрываю, но… чтоб настолько! Я уже и не знаю, чего дальше ждать от этого мужчины, - его дыхание учащённо, желваки так и ходят на скулах.

- Ты что творишь?! – сиплю я в справедливо-гневном полушепоте.
Мои ноздри раздуваются, а уши полыхают, как маков цвет.
- А что? Ты против?— тихо и четко выговаривая каждое слово, Герман ответно уставился в мои глаза. - Что хочу, то и творю! Как и ты! Разве нет?.. Тебе нравится быть бабой. Ты и ведешь себя как баба! Оттого твоё дело десятое! Ну а мне… А мне нравятся вот такие.
Поддавшись новому порыву, мужчина лизнул мне щеку.
- Ты заебал! Слюнявишь, словно телёнок…

Мы уже на "ты". И не просто на "ты", а как самая настоящая парочка, - он мой кавалер, я его подруга. Я это заметила ещё у магазина, где он практически залпом выдул первую банку пива, а потом, усаживая в автомобиль, начал оказывать специфические знаки внимания.
По дороге, на обратном пути, он высосал вторую банку, и как бы сразу поменялся, - стал более развязанным, более, я бы сказала, наглым, беспардонным в своих действиях.

Я снова дернула головой, откидывая с лица волосы.
- Ага!.. Я не ебал еще, чтобы заебать! – хмыкнул Герман, видимо отшучиваясь таким образом. – Но собираюсь, не сомневайся… Тёлочка.
- Что? – удивлённо тяну я, гадая: "А что с ним будет, когда он третью банку "добьёт"?"
- Раз я телёнок, значит ты – тёлка. Правильно? – пояснил он и тут же упрекнул:
- Вот только что-то мычишь слишком много.

Мы вышли из салона, а когда я, обойдя машину, подошла к нему, он спустил штаны.
- Давай, не стесняйся. Тут все свои. Порадуй!.. Как ты умеешь.
У него стоит! Причём – как надо стоит…
- Знаешь, мне нравится, когда баба сама знает, как мужику удовольствие доставить, когда её не надо направлять.

Я отставила баночку с энергетиком и, послушно опустившись перед ним на корточки, принимаю его член. Взглянула на головку, подтянула к лицу, взглянула на дырочку в вершине головки и… лизнула, поцеловала его.
И тут меня понесло.
Я приняла, обняла губами, обработала головку язычком… Засосала!..
Рука плавно перетекла во внутреннюю сторону бедра, поднялась к паху… От возбуждения по моему телу пролетел озноб…

- Блять!.. Вот это сосалочка!.. Глубже, шлюха, - приговаривает он, трахая мой рот.

Проходит время, у меня начинают неметь губы, скулы, пошла слюна, а он – что-то там делает с моими волосами, наглаживает мне плечи, шею…

Распахнутая блуза, вот, повисла на моих предплечьях, открыв белоснежный, тонкий лифчик, за тканью которого просвечивают розовые, напрягшиеся соски. Не смотря на ночную прохладу, мне не холодно, - меня жарит и трясёт словно в лихорадке.
Вот я старательно раскатываю на его эрегированном, одеревеневшем члене чехольчик презерватива. И когда я с этим справилась…

- Всё в порядке? - услышала я сладкий шепот около уха.
- Да-да!.. – я поспешно закивала головой. - Всё просто отлично, - заверила я, вся тресясь.
- Замерзла что ли? - интересуется мужчина, заметив эту мою неоднозначную реакцию, подняв на ноги.
Его пальцы ласково скользнули по "плоской" груди, остановившись на розовых бусинках сосков, сжали их и прокрутили.
- Нет!.. Просто…
Соски тут же отозвались легкой болью. Но не это испугало меня, а то, как на эту ласку откликнулось моё тело. Я прильнула к нему и начала тереться об него как мартовская кошка.
Герман улыбнулся, снова запуская руку за подол.

- С-с-с… - зашипела я, почувствовав давление на мошонку. – Пусти!..
Я сжала ноги, напрягаясь, как струна.
- Я на тебя в суд подам… за сексуальное домогательство!

Герман вдруг резко подался вперед и, пристально глядя в глаза, прошипел:
- Что? Правда? Подашь? И тебе поверят?
Его ладонь сжалась еще сильнее, заставляя меня сжаться и учащенно дышать.
- Что? Сам, вот так вот, пойдешь и сознаешься, что ты пидар? Ты же пиздиш-шь как дышиш-шь! – вдруг зашипел он в конце
Боясь лишний раз вздохнуть, я прошептала:
- Пусти! Мне больно. Дурак, ты что, совсем уже?
Он отпустил.
- Может и совсем, раз с тобой я тут… Блудня!.. Скажи… ведь хочешь же… прочувствовать, как на моём конце?..
- Мне по хер! Ты у меня не первый. – В этот момент моя похоть почему-то излилась злостью. - Если хочешь, - трахни!.. Как тебе нравится, только…
- Только? – удивленно протянул он и отстранился.
- Только не надо напоминать мне сейчас, кто я на самом деле! Для тебя я сейчас только баба, вот её и трахай…
- Ага!.. Баб я люблю. Только не всех уважаю. А так… и вот таких…
Я птичкой лечу в заданном направлении, инстинктивно выставив руки.
- Шлюх!.. Я, просто, ебу… Жаль, что не так часто попадаются…

Я чуть было не в печаталась лбом в железную крышку багажника его машины. Кажется, именно тогда и появилась первая стрелка на чулке. Я больно ударилась коленом о бампер.
Попытавшись приподняться, я встретила неожиданное сопротивление, - рука Германа надавила мне между лопаток, не давая сползти с едва наклонной поверхности. Я оглянулась и беспокойно заелозил пахом по прохладной поверхности.

Он возбужден!..
В принципе, я тоже на взводе, - сама того не замечая, я прижимаюсь попкой к его паху.
Руки мужчины легли на мои оттопыренные ягодицы, откровенно лапая их.
И я, пытаясь скинуть с себя чужие руки, трусь о пах мужчины, еще больше распаляя и его, и себя…

Проскрипела молния, с меня начала сползать юбка…
Я переступила. Он стянул с меня и блузу. Всё последовательно отбросил в сторону дивана.
Теперь я в одном белье и в чулках, - не совсем уютно чувствуя себя в таком виде, мелко переступая на каблуках, я обняла себя руками, одновременно наблюдая, как он сам избавляется от своих штанов с семейными трусами.
И я сызнова отмечаю про себя его удивительный стояк…

Он опять выставил меня у багажника. Возиться, смазывая своего…
Подступился и начал обильно смазывать уже мне - анус, не совсем нежно проникая пальцем внутрь. Понимая, что меня ждёт, я терплю.

- Бля! Вот это попка!.. Вот это станок! – восхищенно отмечает он и восклицает. - Класс!!!
И у меня в голове сразу такая мысль, как в том фильме Александра Роу "Морозко": "Вот и во второй раз тебя похвалили…"

- А ты на редкость покладистая… Блудня!.. – продолжает говорить он, шире расставляя мне ноги. - Сексуальная… и вся такая… Особенно чулочки твои меня заводят!..
Я почувствовала сначала между ляжек, а потом и между ягодиц что-то, неумолимо стремящееся к цели.
- Так и хочется тя… насадить!..
- А-аа!.. – подала я голос, потому что мне стало немного больно, не комфортно, но это твёрдое упорно пытается продавить мне жом и проникнуть в попку.
- Какая же ты…
- Какая?.. М-мм!..
- Стерва!.. Похотливая…

Стало ну уж очень больно. Я застонала, что не надо, не хочу уже. Но это твёрдое только усилило напор, упорно разыскивая брешь…
"Расслабься, дура! Получи удовольствие", - вспомнила я расхожий совет насилуемым женщинам.
И вроде как нащупало, наконец, - головка начала вскальзывать. А потом – раз! Будто разорвав, - ворвалось прямо во внутрь, в меня.
Тут же расперло, по спине туда-сюда пробежали мурашки, крестец обдало жаром, а на плечи будто легли гири...

Я облегчённо вздохнула. Моё тело само постаралось устроиться так, чтобы не было больно в попе и чтобы коленки не бились об бампер. Правда, он ещё наподдал, засаживая в меня до конца! И даже поводил бедрами, как бы укореняясь…
Я в ответ осторожно поводила попой вверх-вниз, находя то положение, в котором его движения не причиняют мне неудобства…

Мужик, кажется, вне себя, - сжал руками мои бока, нечленораздельно выругался и начал с силой долбить мою попу.
Таких резких движений я не ожидала, - мои ноги подкосились. Кажется, что только его стальной член во мне и удерживает меня на ногах. А он всё продолжает двигаться, постепенно ускоряя темп. Моя попка горит огнём, мои стоны невозможно удерживать в груди, поэтому через раз они срывались с губ в ночную пустоту, что, видимо, ещё больше возбуждает его. Он меняет темпы, явно растягивая удовольствие, - то сладко и нежно входя в меня, то долбя так, что я своей мошной чувствую его "колоколчики"…
Моя задача, - это удержаться на ногах от такого бурного секса в чужом гараже…

Неожиданно я почувствовала где-то там в глубине, там, где пихается его хуй, какое-то приятное ощущение, похожее на то, что я испытываю, когда сама играюсь с дилдо…
Откуда-то оттуда начала растекаться приятная волна, нарастающее ощущение сексуального блаженства. Мне становится очень приятно!.. И он, кажется, это почувствовал, - у меня тоже встал.

Ухватив меня за волосы, он придал ускорение и начал иметь меня по полной, продолжая крепко придерживать за бедро другой рукой. Сладкая истома стала постепенно завоёвывать моё тело. Я стала тихо, но уже не переставая сладострастно стонать.
- Что, замлел, пидорок? - спросил Герман, шлёпнув меня по ягодице.
- Да-а… - простонала я. - Ещё, пожалуйста, ещё… засунь глубже… трахай меня!..

Одобрительно рыкнув, понимая, что я теперь никуда от него не ускользну, Герман отпустил волосы и провел пальцем по моим раскрытым губам, другой рукой, про скользив по грудкам, задрал на мне лифчик. Затем его палец стал раздирать мне щеку, а вторая, блуждающая рука, проскользнув вниз, ухватилась за моего "сопливца" и начала надрачивать…

Дух противоречий и отчаянной дерзости снова воспылав, заставил меня сжать зубы, прикусив ему фалангу пальца.

- С-с-с… - зашипел Герман, резко выдергивая пальцы. - Ах ты… з-з-зубастик…

Мужчина отстранился. Резкий взмах руки рассек воздух, и Герман от души хлестнул по обнаженной заднице.
Шлёп-с! - полетел по гаражу звук.
- А-а-а! – вскрикнула я, но мой крик подавила ладонь, накрывшая мой рот. Я снова больно ударилась коленками о бампер.

Удерживая ладонь у рта, глуша вскрики, Герман продолжил свои размеренные выпады, сношаясь со мной. И я вздрагиваю при каждом глубоком выпаде, натыкаясь своим пахом на некую выступающую часть крышки багажника, чувствуя, как жаркая волна бежит от задницы по телу, - кожа покрылась испариной.
Прижатая к губам ладонь не даёт мне возможности кричать, дышать, но… почему-то именно её мне так хочется чувствовать у своего рта.
Пусть!.. Да, пусть!.. Ещё и ещё…
Я неосознанно лизнула ему ладонь.

- Котенок! Ты чего там? Прибалдела что ли? - Герман убрал руку. – Ты как там? Тебе нравится на хую?..
- Да! - уткнувшись в вытянутые руки лицом, выдохнула я. – Делай меня… ещё, пожалуйста, ещё… так сладко…
- А-аа!.. Ну коли так… Тогда терпи, блудня…
Герман быстро-быстро задергал меня, насаживая на своё естество, ломая все запреты, напрочь срывая крышу.
- Ай!!! – вскрикиваю я. - А-а-а-й! Ай!
Сведя лопатки, я выгнул спину.
Герман остановился, - дышит тяжело, будто только что гонялся за кем.

- М-м-м… - стискивая зубы, я вся трясусь, словно припадочная. И мне… так приятно ему подмахивать в такт, доставляя себе и ему массу удовольствия.
Герман прижался лбом к моему плечу, я спиной чувствую его горячее, мокрое тело.
Затем я почувствовала, как он пропускает руку к моему паху, нащупывает там сопливого, вздувшегося, но не стоячего, как у него.
- Ах ты, девочка моя! - довольно заурчал Герман, подрачивая мне. - Я не слышу признаний, - горячо зашептал мужчина в ушко, слегка прикусив его.
- Говори! – потребовал он.
- Что? Ай!.. М-м-м… - выдала я из себя мучительный стон, чувствуя, как мягкие губы Германа касаются моей кожи, оставляя влажные следы, а пальцы ласкают изнывающий отросточек. Я изнеможенно мотнула головой, скользнув мокрым лбом по рукам.

Меня реально потряхивает, - перед глазами расползается пелена, коленки трясутся. Зажатое в его ладони естество отзывается на ласки, посылая в требующее разрядки тело сладкие сигналы. И я понимаю, что мне самой нестерпимо хочется продолжать "гореть" в этих руках, слышать этот шепот, выбивающий признания.

- Что хочешь… Что, нечего сказать? - как будто услышав мои мысли, спросил Герман и… снова навалился на меня всем телом, одновременно пронзая и насаживая на своё естество.
- Хочу-y-y… - выстонала я, почувствовав его давление под лобком.
И снова эта дрожь!..
- Хочу… Хочу его… в себе. Хочу чувствовать это.
- Какая же ты шельма!.. Посмотри, до чего ты меня довела, - вытащив член и прижавшись бедрами, Герман пошлепал по ягодицам, по копчику своим каменным стояком. – Я уже давно с таким удовольствием не трахал! - прохрипел он и снова шлепнул членом по поджимающимся ягодицам.
Вцепившись пальцами в половинки, он развел их. Скопив во рту слюну, посмотрел на посиневшее, потерзанное колечко и сплюнул.

- М-м-м… - вновь застонала я, упав лбом в руки.

Герман слегка присел и с легкостью вновь просунул своего в мои анальные недра.

- Бля-ять!.. Вот это кайф! С-су-у-ука!.. А уж загонять в тебя своего дурака… и пропихивать до самого горла…
- О-о-ох-хх!.. Скажешь тоже!.. – выдохнула я, почувствовав, как он проскальзывает… и, оттолкнувшись, выскальзывает вновь, будто выворачивая…

Вжавшись в его машину, я просто теряюсь в нарастающих чувствах. Спину тянет, в паху… как-то сразу и не разобрать… вроде и давит, и… не объяснить, зато в заду так сладко распирает… и что-то там греет… хочется и соскочить… и снова насадиться.

Герман, опустив взгляд, неотрывно смотрит туда, где мы соединены, где, теряя самообладание и трезвость мысли, резко дергая бедрами, он одним толчком загоняет почти до упора, а затем медленно выводит, любуясь, как края моего ануса соскальзывают с напряженного ствола его члена.

- Че-е-ерт! – в голос вскрикнул мой доминант. – Жопа хорошая… у тебя… И сосёшь хорошо… Моей бы бабе так!
Он запрокинул голову, наверняка наслаждаясь чувством обладания.
- А-а-аай! – закричала я от той волны, что прокатилась внутри, заставляя сжать и ослабить задницу.
- М-мм!.. Терпи, с-су-ука!
Герман снова толкнулся и вогнал член по самые яйца.
- Да-а-а… - вскрикнула я и расслабленно растеклась по крышке багажника.

Каждый его толчок прогоняет по моему телу волну блаженства. Как ток по проводам, текут импульсы, отдаваясь в каждой клетке тела, и я, сама того не понимая, подмахиваю ему попкой. Раз, другой… и вот уже Герман просто давит мне лобком под копчик.
- Ты… Ты… Моя… Блять! - неразборчиво сопит Герман. И я чувствую, как телу хочется разрядки, но… словно чувствуя, мой полюбовник то останавливается, то снова разгоняется, видимо не желая покидать этого желанного тело. Во всяком случае, я именно так и думала тогда. Надеялась…

В конце концов не выдержав этой сладкой пытки, я сама начала сильнее двигать бедрами, толкаясь то на его член, то на его кулак…
Меня трясёт взад-вперёд, и я только и успеваю оттопыривать попку, чтобы ему было удобнее меня трахать…
И это просто удивительно! Мне никогда не было так хорошо…

- Да-а-а… Вот так… Двигайся! Двигай попкой, - вдруг взбодрился и мой полюбовник, наблюдая, как я сама насаживаюсь на его ствол. – Знавал я шлюх, конечно, из бабского рода… слабых на передок. Но вот чтоб была такая блять как ты… с таким задком.

И я… чувствуя, как меня накрывает… как сжимаются мышцы живота… как начинает пульсировать в промежности… как просто заходиться сердце и становится просто невозможно дышать... анус сжало до звездочек перед глазами… заныло под лобком… в опухших яйцах… вдруг резко-резко заломило в промежности и… меня накрыло сильнейшим оргазмом, содрагающим всё тело.

- Да-а-а!.. - Герман выгнулся, вжавшись бедрами. Его член, сжатый моим нутром, запульсировал, и мужчина ещё раз наподдал, кончая во мне.
- На-а-ах-м-м-м…
Задыхаясь, Герман вдруг вытянулся в струну, дергаясь в мареве экстаза.

И такой кайф вдруг разлился во мне жаркой волной, гася свет, звуки, мысли, разбрызгивая искрами чувства…

***
Я постепенно возвращаюсь из небытия.
Герман тихонько водит своим членом, чуть ли не мурлыча, проговаривая в самое ушко:
- Ох!.. Ты… вот это да… За… е… бись! Вот это я кончил!.. Солнышко…

В этот момент моё тело поновой сотрясло в отходняке. И я… лыбясь, словно блаженная… словно под кайфом, бормочу:
- Миленький… Миленький мой!.. Как хорошо!.. Тебе понравилось?.. Понравилось со мной?..

Герман сжал в ладони мою ягодицу.
- Да-а-а!.. Ещё как… понравилось. Ты настоящая блять, если что! Знаешь, как угодить.
Он затеребил мой зад. И я почувствовала, как его член медленно покидает мою попу.

Мне захотелось увидеть его, - то, что только что побывало во мне, что доставило мне такое неожиданное удовольствие.
Я развернулась к нему, - поцеловала в подбородок, волосатую грудь и, прижавшись щекой, скользя, опустилась на корточки.
Я увидела перед собой огромную латексную каплю с белёсым, мутным содержимым, от него не совсем приятно пахло. А потому я стянула этот растянувшийся чехольчик, перевязала, чтоб не вылилось содержимое…

Мне захотелось облизать его. И я стала нежно слизывать с него всё то, в чём он был измазан. И он вроде как и опал, но в то же время был всё ещё таким, вполне себе… способным к проникновению. И я начала пропускать его глубже в рот, начала сосать.

Но он не дал мне разойтись, - оттолкнул, отвернулся, отошёл к стеллажу и "доканал" таки свою третью банку с пивом.
Я тоже допила свой энергетик, - ну, да, сушняк присутствует.

Герман стоит слегка в сторонке и смотрит на меня. Ну, уже на такую, потрёпанную, вихляющую задом. Бельё вроде не пострадало, а вот чулки в стрелках. И взгляд у него такой – вроде пренебрежительный, и в то же время всё ещё заинтересованный, желающий.
Я подобрала свою блузу, принялась её расправлять.

- Ну и? Какого тебе там?.. Выебанному? – интересуется Герман.
И голос у него такой – цепляющий.
А может мне это только показалось, - мне на самом деле в тот момент было не совсем ловко, как-то щемяще на душе. Я бы даже сказала, что мне было как-то даже стыдно перед ним.
- Хуй в рот ещё возьмёшь? – не унимается он.
Услышав подомное, я снова как бы вскинулась, - он что, хочет меня этим унизить?
- С удовольствием! - я улыбнулась.
Мелко переступая, елозя ляжками друг о дружку и откровенно вихляя задом, я подошла к нему, взяла его руку и, перебирая пальцы, добавила:
- Тебе не кажется, нам нужно чаще встречаться.

Он смял банку, отбросил её и, опрокидываясь на диван, повлёк меня за собой. Я упала на него.
- Скажи, а ты раньше трахал таких как я? – спросила я, проводя пальцем по его лицу.
- Таких?.. Нет!.. Не встречал. А вот парней – было. Давно уже… Был у меня один такой, в Армии… Потом тоже было… но это так… баловство одно. А с тобой, я скажу, ништяк! Прошло всё как надо! Давно я так не расслаблялся. Самой-то как тебе больше нравится?
- А как ты захочешь. Я в любой позе тебе отдамся, - ответила я, целуя его.

Он подмял меня под себя. Закинул мои ноги на свои плечи и стал пристраивать свой член.
- Ты что, прибалдел? – спросила я, любовно оглаживая ему лицо. – Мы же специально гандоны купили.
- Ага! Просто… Хочу видеть твои глаза. Глаза шлюхи, - сказал он и резкими движениями вставил мне до упора, по самые яйца. – Когда ты по-настоящему у меня…
Он подпихнул.
- На хую! Сама же говорила…
Он как бы огладил мне лицо. И мне показалось, что сделал он это как-то по особому, любовно.
- Типа – чистая. И всё такое…

Он оставил меня, осмотрел, где побывал и что трахал. Потрогал…
Потом осмотрел себя, передернул свой член и… накатив на своего новый презерватив, вновь вставил мне до упора. Зачем-то засунул мне палец в рот…
- Ну, надо же!.. Какой же ты, всё таки, гладкий… нежный… И, главное – безотказный…
- А ты?.. – Я резко отвернула голов, освобождаясь от его пальца у меня во рту. - Ты же только что спустил!.. Я бы так… и столько - не смогла.
- Да, это… На хрена тебе? Бабе… Тя вот увидел… Бля! В юбке… Испугался, что не справлюсь… Вот, в той аптеки… Прикинь, "Виагру" глотнул… Разорился!.. Для тебя постарался, блудня… Бля-я-я-яать!.. Кайф то какой!.. С-су-у-ка!.. Не разочаровала…

Трахал он жёстко, но не долго. И если бы не его палец, я бы, наверное, кричала на весь гараж, но уже не совсем от удовольствия. Как-то после кончи мне было не совсем приятно, но терпимо, - я и в этот раз ему подмахнула.
А спустя какое-то время, он вдруг оттолкнулся от меня и… приник к моему "сопливцу".

Удивительно, но его движения были пластичными и точными, губы мягкими, а язык нежный и требовательный. Жаль, что у меня он так и не встал, а то я… с таким удовольствием кончила бы ему в рот. Жаль, что у меня не было своей "Виагры"…

Моё дыхание было сбито неожиданной переменой обстановки и… такой вот лаской от него. Я летала в облаках, когда около уха раздался его шепот:
- Харе!.. Давай, одевайся. Что-то подустал я тут с тобой. Комфорта хочется…

***
Чулки я сняла. А то чего я, в рваных-то?
Влезла в юбку, накинула блузку, собрала волосы, подправила макияж, глядясь в боковое зеркальце заднего вида, для чего Герман включил в гараже показавшийся чересчур резким верхний свет.
Мы на пару допили его оставшуюся банку с пивом…

Я подождала, пока он закроет свой гараж, и тут же, прильнув, повисла у него на предплечье как уже "полноправная", пользуемая им подруга.
Вокруг темень, ни зги не видно. Каблуки то и дело цепляются за какие-то камушки. Ну и… прохладно, - я замерзла.

Выходя из гаражной застройки, стуча зубами, я спросила:
- Милый, а куда мы идём?
Он хмыкнул.
- Милый!.. Как-то даже странно это слышать от тебя. Не! На хую, всё как надо… Да и выглядишь, вроде…
Он остановился и оглядел меня с головы до ног…
Мы снова двинулись. Пошли.
- А вот паскудная мысль, кто ты и что… - начал он.
Теперь я резко остановилась, развернув его к себе лицом.
- Вот так, значит, да? Так?!. Ну и что, что я такая?.. Как в гараже своём меня трахать, так – пожалуйста! А теперь бракуешь? Ну и пошёл ты!..
Я резко рванула с места, перехватывая сумочку, ремешок которой слетел с моего плеча…
    Нравится

Комментарии

Комментарии к записи отсутствуют


 

Чтобы комментировать, вы должны быть зарегистрированным пользователем.



Внимание! Данный сайт может содержать материалы для взрослых. Мне есть 18 лет или Покинуть сайт
Сайт для аудитории 18+ | Правила